ЕвропаКругосветкиРоссияСамолётыСеверная АмерикаСШАТравим байки

Незапланированная кругосветка

Байка о том, как мне пришлось добираться из Европы в Австралию с другой стороны Земли.

Довольно давняя история, когда из Краснодара можно было напрямую, минуя Москву, перелететь только в Вену австрийской компанией, и было у них всего 2-3 рейса в неделю. У меня осталось последнее плечо – до Вены, там весь день, и вечером рейс в Мельбурн, а на утро – на работу…

23 число какого-то месяца. 4 часа утра. Сижу в аэропорту Краснодара уже за пограничной полосой, трачу оставшиеся рубли на бутерброд по безумной цене. Самолёта нет и нет. Менты разводят какого-то пацана на 20 баксов за неправильную регистрацию по месту жительства. Не желая связываться, отдаёт, и подсаживается ко мне – парень по фамилии Горбачёв, направляющийся домой в Канаду. Первый раз в России за 8 лет… Мальчик в форме австрийских линий выходит в зал и сообщает, что сегодня самолёта не будет. Есть два варианта: самолёт через пару дней, или могут на автобусе довезти до Ростова, откуда есть самолёт во Франкфурт… Что буду делать во Франкфурте, не знаю, но выбираю этот вариант. На выходе из аэропорта к Горбачёву подходит мент, и возвращает отжатую двадцатку со словами: “Отдашь ростовским ментам”

7 часов утра. В автобусе на Ростов еду я, Горбачёв, и увязавшийся за нами, по причине незнания местного языка, американо-бэкпекер, ну, и водитель, который нас везёт

9:30 утра. Останавливаемся у придорожного рынка на туалет и поесть. Туалет платный, а ни у кого из нас не осталось рублей. Просим бабку-туалетницу войти в положение, но оказываемся посланными нах. У Горбачёва только канадские тугрики, у меня только кенгуру, а у американца – вообще никаких. Неизвестные деньги никто не хочет менять, но видать, переполнившийся пузырь делает своё дело, и где-то из-за подкладки американец вынимает помятую долларку. Меняем её у барыги, и бежим в туалет, но на пирожки уже не хватает…

12 дня. Ростовский аэропорт. Автобус паркуется, и нему, потирая руки, бежит мент с протянутой рукой. Горбачёв не удивляясь протягивает двадцатку…

6 часов дня. Меня шманают менты, но у меня всё в норме… “А что это у тебя в сумке такое квадратное?”, потирая руки говорит таможенник на рентгене. Отвечаю, что описывать эту хрень долго, мне проще показать. Человек-рентген махает рукой, и посылает нах…

7 часов. Посадка заканчивается, но все ищут пропавшего американца. После короткой летучки, делегируем Горбачёва сказать пару слов на американском наречии по громкой связи. Американец мгновенно появляется с огромными глазами, объясняя, что менты и его обшманали и, как я понимаю, отжали у него его вторую (последнюю) доларку…

10 вечера. Франкфуртский гигант-аэропорт… Американец, вырвавшись на свободу, мгновенно сваливает первым попавшимся самолётом. Непонятно, как ему это удалось, ведь кассы Австрийцев уже закрыты, а на столике стоит табличка на немецком языке, явно посылающая всех нах. Нахожу укромный уголок, и заваливаюсь спать, подстелив заранее припасённую из Краснодара, упаковочную плёнку с пупырышками… При переворачивании с бока на бок она характерно щёлкает пузыриками, но зато мягко и тепло, и не жалко выбросить…

11 вечера. На всех языках мира громкая связь сообщает, что скоро аэропорт будет закрыт на ночь и всех посылают нах…

24 число какого-то месяца. 5 часа утра. Начинается самый длинный день в моей практике… Просыпаюсь в каких-то кустах. Рядом храпит Горбачёв. Идём качать права в кассы. Горбачёву дают какие-то билеты, и он радостно идёт на посадку… (Как потом он мне написал, радоваться он напрасно. Из города, куда его отправили, он так и не смог улететь, и ему пришлось там брать машину за какие-то безумные деньги, и весь день рулить до дома). Мне предлагают посидеть, пока они ищут варианты.

6 утра. Вариантов нет. На Австралию сегодня ничего не летит… Завтра вечером не хочешь? Не, вы поищите, а я тут посижу…

7 утра. “Либо ночуй тут ещё ночь, либо можем отправить тебя домой прямо сейчас, но не на восток, а на Запад”. ??? Есть билет Франкфурт-Мельбурн, но… он через Лос Анджелес. Летишь? Ну а чё делать?

8 утра. Вылетаю на Лос Анджелес.

Через 3 часа полёта, всё те же 8 утра. Первый раз за два дня – ЕДА.

Ещё через 2 часа полёта, всё те же 8 часов утра. Опять жратва!

Садимся в Лос Анджелесе, где всё те же грёбанные 8 часов утра – Солнце летит вместе со мной…

10 утра – выясняется, что в Америке нет понятия транзитной зоны, и даже если сразу идёт пересадка, то всё равно надо переходить границу. Ладно, надо – перейдём. Невиданные мной доселе толпы народа всех мастей с баулами, невиданных до селе, размеров. Челноки 90-х – просто дети по сравнению…

11 утра – третий час перехожу границу – такой очереди позавидовал бы даже Ильич в мавзолее. Наконец-то сняли отпечатки, сфоткали глаз и ̶з̶а̶м̶е̶р̶и̶л̶и̶ ̶р̶у̶л̶е̶т̶к̶о̶й̶ ̶д̶л̶и̶н̶у̶

12 дня – сижу в местной кутузке, как пойманный шпион.

1 час дня – сижу

2 часа дня – сижу

3 часа дня – офицер приглашает на допрос. Я не спал нормально уже третьи сутки, и мне всё уже давно пофиг – глаза смыкаются, даже при виде иммиграционного офицера. “Расскажи мне, где ты купил Австралийский паспорт?”. “Ну, как и все – на почте за 170 долларов – у меня и Российский есть, показать?”. “С какой целью ты заброшен в наши любимые США?”. “Ну, цели у меня было две: посмотреть на Venice Beach и пересесть на самолёт домой, но первую цель вы уже мне изгадили, а вторую вот-вот, изгадите, и останусь я в вашей сраной Америке навсегда”. “Посиди, падла, пока тут ещё, а я с десяток таких-же уродов допрошу”.

4 вечера – вызывают, отдают паспорт. Посылают нах, причём в самой грубой форме – менты, трусившие меня в Ростове – просто ангелы. Вместо нах, иду искать свою сумку.

5 вечера – ищу по всему аэропорту сумку.

6 вечера – сумка оказывается в какой-то погранзоне, куда меня не пускают. “Так у меня же там сумка? Как её забрать?”. Посылают нах. Останавливаю чёрненькую стюардессу, умоляю принести мою сумку… “Да, такая маленькая, зелёненькая”. Театрально пускаю слезу. Приносит. Единственный нормальный человек в этом логове кретинов…

7 вечера – Хожу по аэропорту в поисках верёвки, чтобы перевязать сумку. Она была закрыта на замок, который таможня сломала для досмотра сумки, но для пущей верности они и молнию сломали, оставив в сумке записку. Нахожу в ларьке подобие верёвки, на которой весит ценник $5.00. Карточку не берут, но я уже снял наличные на пирожки, поэтому протягиваю продавцу-китайцу 5-ти долларовую купюру. Он смотрит на меня удивлённо. Я в непонятке… “Чего ещё?” – “Ещё 50 центов” – “С какого такого?” – “Налог”. Ну, мля… На хрена же писать 5, если оно стоит 5:50? Перевязываю сумку и иду сдавать в багаж.

8 часов – граница, фух! Как в кино, пограничник задаёт стандартный вопрос: “Do you have anything to declare?” – “Yes! Never go to the USA!”. Гудбай, Америка. Пошли четвёртые сутки без сна, а на часах опять 8 часов…

3 часа полёта, и всё те же 8 часов вечера. Расталкивают меня с пятого раза и дают жрачку…

13 часа полёта! Я в Мельбурне!!! Сколько тут времени, думаю вам понятно… Да! 8 часов вечера, но сев в самолёт 24 числа, я оказался в 26-м, а 25-го числа у меня и не было… Фигня какая-то, но всё-таки она круглая…

Ну, наконец-то время начало своё движение, и на часах 8:30 вечера. Перехожу границу. Австралийский пограничник долго сличает сонную физиономию перед собой, с тем весёлым человеком на фотке, после чего улыбается “Добро пожаловать домой!”. Строгий таможенник – “Сало, яйца везёте?” “Нет, что вы, я же не впервой… могу развязать верёвку, и всё показать” – “Нет, нет, что вы, спасибо большое, добро пожаловать домой!”

Слеза катиться по щеке.. Целую бетонку – я дома! Ё-маё!

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Close
Close